Очень русская история

Человечество обожает раскрывать тайны, читатели век за веком сметают с прилавков книжных магазинов романы о кладоискателях. И действительно: «Остров сокровищ» Стивенсона неподвластен временам.  В разных странах читают переводы этой дивной истории и смотрят многочисленные экранизации. Из той же серии вечно успешных – и роман «Граф Монте-Кристо» Дюма. А теперь в короткий ряд подобных шедевров, надеюсь, надолго, встала и книга петербургского писателя Владимира Васильева «Золото Рюриков».

Казалось бы, при чём тут клад? Повесть рассказывает о трудной и интересной судьбе петербургского живописца и реставратора Алексея Ивановича  Травина (1801-1867). Сегодня разве что редкие специалисты вспомнят этого замечательного Мастера. Так что за одно возвращение этого имени из небытия можно низко поклониться писателю Васильеву.  Благодаря повести, созданной на основании многочисленных архивных документов, читатели узнают: Травин не уступал в мастерстве итальянским художникам Виги, Медичи, Скотти, Торичелли на реставрации Юсуповского дворца (сохранилась травинская роспись плафона Античного зала дворца), отличился в росписи внутреннего убранства Троицко-Измайловского собора, украсил своими произведениями многие церкви и храмы Санкт-Петербурга, его пригородов, снискал уважение и дружбу всемирно известного востоковеда и археолога, епископа Русской православной церкви Порфирия Успенского, которому помогал в восстановлении древних икон Византийской империи.

Его при жизни многие считали выходцем из низкого, «податного», сословия, хотя на самом деле  художник был знатнее многих спесивых современников – происходил из смоленского княжеского рода рюриковичей (об этом свидетельствует один из виднейших в Российской империи  специалистов в области генеалогии – князь Пётр Долгоруков). И, кстати,  всю жизнь искал клад предков, который спрятал его прадед. Старик хранил церковные сокровища  своего предка игумена Кирилло- Белозерского монастыря Серапиона (Семена Ивановича Травина), по слухам – несметное богатство, и… Не буду пересказывать содержание этой захватывающей повести, скажу лишь, что в итоге окажется:

Не стал честный художник новым графом Монте-Кристо, не засверкал свежей позолотой древний герб на воротах собственного дворца. «Куда же делось сокровище?» – удивится читатель. И увидит: вот оно, воплощено в большом колоколе Кирилло–Белозерского монастыря. На него и пошло «золото Рюриков», о чём не знал никто из окружающих. Просто прадед Травина намеренно пустил кладоискателей по ложному следу, дабы никто не смог помешать восстановлению древней русской святыни.

Это очень русская история. Потому что в ней, как в капле воды отражается отличие наше от Запада. У них мечта – град на горе, из которого избранные правят окружающим миром, а у нас – Храм на горе, в котором люди исповедуются в своих грехах, возносят молитвы о здравии близких, процветании и благополучии Родины. И никакие времена и отдельные группы стяжателей не смогут отменить эти различия.

Из века в век главный клад русского человека – это чистая, всегда мечтательная душа. Такая, как у незлатолюбивого хранителя богатств, его потомка – художника Травина, которого охотно приглашали для выполнения самых сложных работ, но частенько забывали оплачивать труд мастера. (Сохранились письма Алексея Ивановича, которые заканчиваются словами:  «…в настоящее время я имею нужду…»).  Зато «Золото Рюриков» – теперь вечно.  Об этом талантливо и написал Владимир Васильев.