Когда книга является и произведением искусства, и научно-исследовательской работой

Уже в момент дарения эту книгу хотелось поскорее взять в руки – так она своей изящностью привлекала: размер поэтического сборника; белая твёрдая обложка без излишеств в оформлении; в центре, словно тушью очерченного овала, название книги – «Татьяна Соловьёва. АРХИТЕКТОР А. А. СТЕПАНОВ».

На следующий день ранним утром я начала читать книгу и прочитала её в течение дня с некоторыми перерывами. Впечатления от таких книг не откладываются на следующие дни и их не читают урывками. Эту книгу можно прочитать и только за один вечер после рабочего дня. А когда соберётесь отправиться вслед за автором по следам её поиска ещё раз перелистайте книгу, пробежав взором выбранные места, где оставили закладки… Можете взять эту небольшую, лёгкую книгу с собой – она поместиться и в дамской сумочке.

Как правило, заядлые читатели книгу начинают читать с выходных данных и аннотации:

«Соловьёва Т. А. Архитектор А.А. Степанов/ Татьяна Соловьёва. – Спб: Страта, 2018. – 96 с., илл.

Настоящая книга открывает некоторые страницы жизни и творчества талантливого архитектора-художника Александра Александровича Степанова. По многим причинам, описанным в книге, его имя долгое время оставалось неизвестным, а работы либо приписывались другим авторам, либо считались произведениями неизвестных авторов. Между тем работы Степанова, собранные в этой книге, настолько значительны, что ставят его в ряд лучших архитекторов, творивших в Петербурге и России на рубеже XIX – начала XX веков.

Книга рассчитана на широкий круг читателей. Она будет полезна и специалистам, и людям, которые интересуются историей и архитектурой Санкт-Петербурга».

Перипетии, связанные с поиском истины, описанные Татьяной Алексеевной Соловьёвой, потрясают бесчестностью и безответственностью по отношению к истории страны, города, биографии исторической личности, особенно проявленные людьми, наделёнными властью и служебными обязанностями.

С чем автору книги пришлось столкнуться неоднократно. Но она упорно шла к цели. Подобные противостояния людей с противоположными взглядами, научными мнениями вообще-то являются хорошими сюжетами для романов. И в этой книге автор посчитал необходимым о них рассказать тем самым показать, что «игра стоила свеч» – дело оправдывает себя, если его довести до результата. Показанная в книге острота борьбы за правое дело – один из приёмов художественной документалистики, к которой можно отнести книгу писательницы Татьяны Соловьёвой.

Понятно, что не было смысла, после прочтения книги, пересказывать примерно тоже своими словами – да и задачи я пред собой поставила другие.

Татьяна Алексеевна Соловьёва профессиональный исследователь. Главная тема её исследований – история города, люди его строившие, в нём проживавшие, и проживающие. В каждой своей книге она дает неизвестный ранее и исправленный материал на основе архивных данных. Она работала старшим научным сотрудником в Государственном музее истории Санкт-Петербурга, была научным консультантом в Международном фонде канцлера А. М. Горчакова, Архитектурной студии В. Б. Фабрицкого, сотрудничала с архитектурной студией Г. В. Михайлова.

И пишет: « … с детства меня привлекала архитектура зданий, всегда хотелось заглянуть в них, узнать о жизни тех, кто их строил и в них жил».

Когда Татьяне Алексеевне по состоянию здоровья пришлось оставить работу инженера-конструктора, она решила попробовать себя на поприще искусства: стала изучать специальную литературу, прошла курсы и по договору была принята экскурсоводом в Юсуповский дворец, который её очень интересовал.

Она пишет как начиналось ее исследование: «Однажды в Эрмитаже я увидела акварели художника А. Редковского с изображением интерьеров Юсуповского дворца. Эти рисунки он выполнил в начале 1860-х годов, то есть сразу после окончания всех работ И.А. Монигетти в этом дворце. Сразу бросилось в глаза, что многие интерьеры совсем другие, чем существующие ныне. Я поняла, что после Монигетти во дворце работал другой, не менее талантливый архитектор, и начала поиски в архивах < …> Однажды мне позвонила из Архангельского научный сотрудник Любовь Савинская и сказала, что нашла какие-то чертежи, которые могут меня заинтересовать. Я тут же собралась и поехала в Москву. Какова же была моя радость, когда я увидела чертежи, подписанные рукой архитектора Степанова! К сожалению, эти чертежи касались других объектов <…> Но среди прочего я нашла то, что дало ключ к раскрытию работ архитектора <…> Как только вернулась в Ленинград, сразу пошла по указанному адресу…».

Как говорят «лиха беда начало». И начались долгие кропотливые поиски и аналитическая работа исследователя. Именно на этом я и сконцентрировала своё внимание при чтении книги.

Эмоциональная составляющая исследователя – один из движущих факторов, приводящих к успеху. Писательская деятельность, как и научные исследования – это интереснейший творческий процесс со своими особенностями и тонкостями.

Писательница Татьяна Соловьёва умеет вызвать у читателя интерес и желание прочесть полностью книгу страницу за страницей. У неё есть свой литературный приём – умение написать яркий запоминающийся текст, предоставляя возможность прочувствовать, что именно она хотела донести до читателя, чтобы он посмотрел на вещи с её позиции, согласился с ею выстраданной точкой зрения в ходе работы над книгой.

Как инженер-конструктор она и текст на протяжении всего содержания книги конструирует таким образом, что параллельные конструкции в нём – это порой смелые предположения, позволяющие читателю создать ассоциативную связь между двумя и более объектами, что сначала во время исследования Татьяна Алексеевна проделала сама. Она ведёт читателя по Санкт-Петербургу от здания к зданию, как от проекта к проекту, рассказывая о его нюансах, предлагая сравнивать один с другим и призывая повосхищаться дворцами и общественными зданиями нашего города Санкт-Петербурга.

Интерес читателя подогревают и множество дополнительных сведений из жизни архитектора и служебной, и бытовой. Например, я посмотрела сначала, как на курьёз, что такому мастеру, как А. А. Степанов, когда: «В 1897 году исполнилось 100 лет со дня основания Главного Управления Уделов, юбилей широко праздновался в правительственных кругах. Степанову, как хорошему рисовальщику, было поручено оформить меню блюд, подготовленных для правящего персонала и высочайших гостей, приглашённых на торжественный обед…».

Татьяна Алексеевна, конечно, напомнила читателям, что здание этого Управления и сейчас красуется по адресу: Литейный проспект, 39. И что именно об этом здании Некрасов написал:

Вот парадный подъезд.
По торжественным дням
Одержимый холопским недугом,
Целый город с каким-то испугом
Подъезжает к заветным дверям…

А кто-то отобедал согласно живописного меню! И не происходит ли что-то подобное и в новой России в 2000-х годах, куда нет доступа сегодняшним, «одержимым холопским недугом»?! Прошу прощения – сорвалось с языка. Настроение не хочется портить ни себе, ни моим коллегам и читателям.

Прочитав эту страницу, я позвонила Татьяне Алексеевне и поделилась своим удивлением. Конечно, не каждый читатель сможет это сделать, поэтому пишу о том, с чем я встречалась и ранее в различной литературе но, видимо, не придавала серьёзного значения, хотя порой и восхищалась, не заостряя внимания на авторстве. И вот, что мне рассказала Татьяна Алексеевна с явным желанием поделиться знаниями:

«В дореволюционной России при проведении больших праздников и значительных событий в повседневной жизни большое значение придавалось так называемым «малым формам искусства», к которым причисляют и оформление праздничных меню. «Прикладная графика», к которой относятся пригласительные билеты, афиши, меню достигла своего расцвета во времена двух последних императоров – Александра III и Николая II. Именно это время демонстрировало чрезмерное богатство и роскошь, которую могла себе позволить настоящая империя, которой была Россия. В это время пышно оформлялись бесконечные празднества, утончённые развлечения, в которых большую роль играли такие, на наш сегодняшний взгляд, мелочи, как меню. На самом деле такие мелочи отражали стиль, атмосферу времени моду порой ярче и точнее, чем произведения «высокого искусства». И за эту работу брались с удовольствием, в том числе за оформление меню, самые талантливые художники и архитекторы того времени: Васнецов, Липгардт, Коровин, Месмехер, Шретер и другие. Эта работа хорошо оплачивалась. В 1994 году Русский музей выпустил альбом «Веселящийся Петербург», где представлены некоторые произведения «малых форм» – меню, афиши, приглашения».

Татьяна Алексеевна пишет:

«…люди чувствуют глубину знаний экскурсовода и ценят его, когда понимают, что он знает значительно больше, чем говорит им». Это же можно сказать и о писательнице Татьяне Соловьёвой, коренной петербурженке.

Татьяна Алексеевна Соловьёва родилась в Ленинграде, житель Блокадного Ленинграда, почётный гражданин Адмиралтейского района Санкт-Петербурга, член Союза писателей России. Она автор 150 статей в различных журналах и газетах, телевизионных передач «Парадоксы истории» и «Сокровища Петербурга» и 35 книг по истории города, набережных и отдельных особняков (в частности и в книге «Архитектор А.А. Степанов»).

Желаю читателям с помощью книг Татьяны Соловьёвой углубить свои знания и ещё больше полюбить наш город Санкт-Петербург.

Надежда Перова,
член Союза писателей России