Поэт-подводник Сергей Быстров (1952-2007)

Поэт не выбирает время. Время выбирает поэта, призывая высказываться прямо.

На первый взгляд кажется, что лицо автора – в его военно-морском ореоле, в морской атрибутике его стихов, их классической манере, ритмической военной строгости, в тематике, связанной со службой на атомной подводной лодке. В руках несколько небольших сборников, тонких книжечек – анемичных детей смутного времени перестроечной России. Но на каждой странице плещет морская рифма: мазут – дадут, кренится – птица, цветов – бортов, участь – плавучесть, залива – комдива, дома – старпома, причала – заскучала, в снастях – в гостях…

Но как ошибочен бывает первый взгляд. Как меняется картина представлений, когда, не торопясь, бороздишь стихию стихов. Да, время выбирает того, кто не прогнётся, кто настойчив, честен, бесстрашен, непримирим. А поэзия выбирает нежного, тонко чувствующего, внимательного к окружению, по детски открытого. И вдруг в одном человеке, кадровом военном, моряке подводнике, слово которого опирается на толщу морских глубин, сходятся противоположности, и сочетание несочетаемого создаёт гармоничное целое. Уникальность стихов Сергея Быстрова в этом.

Первые стихи – поэту 21 год – опубликованы в газете «Балтийский Луч» в 1976 году. С 1985 г. – поэту 33 года, он всё ещё молодой поэт, – член ЛИТО «Путь на Моря». С 1994 г. – член международной ассоциации писателей баталистов и маринистов (отделение СПб). Этот год ознаменован изданием первого поэтического сборника «Я неправильно живу» (1994). От первой публикации в 1972-м до первого сборника прошло 22 года… С нежностью о доме, земле, траве, деревьях. Об открытом, полном воздуха мире, с которым встречи кратки и случайны, мысли о котором тем неотступнее, чем глубже уходит подводная лодка.

…Через час опять растает
Наше детство под крылом.

(«Пролетом»).

Краткие встречи, возвращение на минуты в любимые места, к дорогим людям. Много искренних, трогательных стихов обращено к жене.

Наш корабль, словно воз, перегружен –
Горы разных снастей и вещей!
Нет средь них ни одной ненужной,
Но есть что-то гораздо важней.

Все так мелко,
вторично
и зыбко…
Нет нужнее на корабле
Беззащитной твоей улыбки
С фотографии на столе.

(«Наш корабль, словно воз, перегружен…»)

И через благодарность к жене, хранительнице дома и семьи за её верность и терпение, неожиданно, как бывает только в поэзии, разворачивается уважение к родине, преклонение перед ее необъятностью.

…Да, быть женой подводника
несладко –
Тяжелое для женщин ремесло.

Вот почему
так много разведенных
И холостых
среди военных лиц.
Виной тому
не в золоте погоны,
А отдаленность
и длина
Границ.
(«Я в будке телефона-автомата…»)

Во многих стихах обращает на себя внимание визуальная ступенчатость. Слова одной строки, которая вполне бы уместилась на странице, выстраиваются по вертикали, с отступами и без отступов, создавая своеобразный нервический рисунок, требуя раздельного прочтения, полного осознания значения каждого слова. Особенно настойчиво это проявляется в суровом стихотворении «Память», посвящённом, как сказано в эпиграфе, «всем подводникам, отдавшим жизнь при исполнении служебных обязанностей».

Вы слышали,
как звенит
Тишина
В огромном подводном мире…

…Воздух
по капле
Тянуть…

Отсюда, из этого стихотворения с этим посвящением возникает раздумье о подвиге. Автор стихов сам поднимает этот вопрос. Что такое подвиг? И отвечает убеждённо, спокойно, без пафоса стихотворением «Третий тост».

Земля им будет пухом –
Сегодня сорок дней.
Витюха,
хлеб понюхай.
А ты, старлей, –
налей.

Случилось –
жизнь отдали
За весь наш экипаж.
А подвиг был едва ли.
Припрет –
и ты отдашь…

Следующие сборники: «Мгновения», «Книга трехстиший» появятся только через 7 лет, в 2003-м. Следом, в 2004-м «Мне снился флотский экипаж». Даже в лирических стихотворениях, не связанных с морем и со службой, проглядывают слова, возвращающие к призванию.

И для каждого времени года
Есть приметы свои
и устав.
(«Лето…»)

Поэтическая зрелость Сергея Быстрова пришлась на тяжёлый для страны переходный период от СССР к новой России, от надежд к отчаянию, среди потерь территориальных, моральных, человеческих, когда началось массовое бегство за границу. Лучшие же остались верны своей земле. Об этом стихотворение «Родине».

Все как в прежние времена
До кощунства невыносимо:
Богом проклятая страна
Бюрократов и подхалимов.

Увядающая земля
Непонятнейшего режима.
Все разложено до нуля,
Разворовано,
но
Любимо!

Краткость, ёмкая краткость, не задрапированная красивостью и многословием, дающая самую суть отличает этого поэта. Отсюда трехстишья, по принципу родственные хайку, осмысление впечатления, неожиданный вывод, а в целом – точная зарисовка.

Вагонные колёса
Жуют минуты…
Вечность несъедобна.

Трудно судить о небе,
Когда вглядываешься в разбитое зеркало
Грязных замёрзших луж.

Солома на ветру
В осеннем поле
Поёт о прошлом.

В память Сергея Владимировича Быстрова, поэта-подводника, преподавателя мореходных училищ на Балтийском флоте, Высшего и Ломоносовского, библиотекой семейного чтения г. Ломоносова организован литературно-патриотический конкурс, который прошёл уже дважды, в 2017 и 2018 году. На вечере поэзии вместе со стихами победителей звучат и стихи Сергея Быстрова, в первую очередь, «Я дома у себя, в России!», ставшее девизом конкурса. И если открыть это стихотворение в книге, покажется, что поэт никогда не знал нервной ступенчатости отношений с морем, так неторопливо и свободно стелются строки.

…В заливе парус – белой точкой.
Залился соловей шальной.
И я шагаю белой ночкой
Из русской бани чуть хмельной.
Я дома у себя – в России…

Автор статьи: Галина Щербова