Пространство Любови Маргариты Токажевской

Кто не слышал в исполнении Клавдии Шульженко песню «О любви не говори, о ней всё сказано…»?

Назову несколько очень солидных томов со стихами и только о любви:

  • Песни любви. Сборник. – М., «Молодая гвардия», 1972. – 928 с. с илл.
  • Душа полна тобой. Стихи русских и советских поэтов о любви. – Хабаровск, «Книжное издательство», 1975. – 544 с.
  • Песнь о любви: Русская любовная лирика, – Кишинёв: «Лит. Артистикэ», 1985/ – 704 с.

Но значит ли это, что о любви всё сказано?  Нет! Нет!… И нет! В «…пространстве  Любови» Маргариты Токажевской:

*  *  *
Со скоростью  вечного света…;

*  *  *
Пульсирует белая вена
Бумаги,  и строчка легка…;

И она (эта строчка луча космического света) сжимается до пронзительного  стихотворения о земной любви:

*  *  *
Мне хотелось коснуться
Твоей руки,
Такой одинокой,
Такой тревожной.
Коснулась.
И вздрогнули старики,
Те, будущие, я и ты.

Извечные – «Я и Ты», «Он и Она» из «пространства Любови» дошли до нас шедеврами античности и неоднократными ренессансами и… тремя веками русской поэзии (Ломоносова, Пушкина, серебряного и его продолжения с шестидесятниками, шагнувшего в XXI век) с именами, которые на слуху у нашего послевоенного поколения, рождённых в  40-ых – 50-х годах и ,как Маргарита Леонтьевна сказала на августовском заседании завсегдатаев  и авторов журнала поэзии «Окно»: «У пишущих стихи –  их в памяти не меньше 500-от».

Фраза с цифрой этой, конечно, фигуральная  даже для любящих поэзию и пишущих стихи, но отражающая наши устремления служить Поэзии и памятью, и своими возможностями делиться   самыми сокровенными чувствами средствами современного поэтического слова. И мы, по-прежнему, переживая своё, спрашиваем, как и Маргарита Токажевская:

*  *  *
Когда и с кем, и сколько лет назад
Всё это было где-то, где-то, где-то…

И никто не знает ,«как слово наше отзовётся» в сердцах будущих поколений, но сегодняшние соратники содружества поэтов и поэток дарят друг другу свои чаще всего тоненькие скромные сборники стихов, изданные мизерными тиражами.

Вот в моих руках сборник стихов:  Маргарита  Токажевская.  «В одном разомкнувшемся круге: – СПб, 2018, – 136 с.» с её признанием, что пишет она:

*  *  *
Про то, что тебя сочиняю, как стихотворенье…

*  *  *
Ты – непризнание любви,
Которое сильней признанья…

*  *  *
Внезапно стало легче от признанья
Моей души в бессилье
Пред твоею…

И полные сомнений  и метаний строки:

*  *  *
Скажу сама. Одно. Другое.
Наоборот и напрямик.
На  нелюбовь махну рукою
И отпущу на волю миг
Воспоминанья…
«Счастье было», –
Не произносится никак.
Я не любила, не любила,
Люблю, и вечно будет так.

И всё-таки – «Люблю, и вечно будет так» !

Как не вспомнить пьесу Уильяма Гибсона «Двое на качелях». Герои пьесы лишь  умножают и усложняют противоречия в попытке понять друг друга,  всё меньше  и меньше понимая друг друга и себя. Пьеса не даёт ответ на вечный вопрос: что такое любовь?  И наоборот подчёркивает, что этого ответа  нет. А  поэтесса Маргарита Токажевская считает, что он есть, но:

*  *  *
Но кто-то мудрый, добрый, безголосый
Его хранит в котомке звёздных лет…

Не удивительная ли метафора « в котомке звёздных лет»?! Меня она восхитила.

И что касается поэтики, как не обратить внимания на великолепную метафору «На тонких кимоно разлуки…»  в стихотворении «Оттенки смысловых побед…».

Поэзия чувств и размышлений Маргариты Токажевской многогранна, но  я постараюсь не отклоняться от заданной темы, однако, подчеркну, что она не только художник слова, но и художник в буквальном смысле.  И, комментируя стихи выступавших на заседании и читая стихи поэтов, опубликованных в журнале  поэзии «Окно», призывала к широте взгляда, а если конкретнее – изучать и понимать красоту абстракций, символов поэтического и живописного коллажа:

*  *  *
Чужой портрет, моей руки, однако,
Бездушный шкаф со сломанным замком,
И кукла, одинокая бедняга,

Следящая за серым мотыльком…

Я увидела в этой поэтической зарисовке  написанный ею, как кистью художника, коллаж. В этом поэтическом и живописном коллаже нет слов о любви, но он отражает состояние души – такое тревожное! Душа поэтессы трепещет, как крылышки серого мотылька – так мне показалось. А истинный художник и поэт предоставляет возможность читателю и созерцателю додумать, дофантазировать – сравнить со своими мыслями и переживаниями.

Маргарита Токажевская не отрицает то, что классицизм принадлежит истории и что шедевры этого стиля и в живописи, и в поэзии  по-прежнему действенны.  И подтверждает это образностью поэтического живописания, вот, например, метафоры и только из одного её стихотворения «На плечи накину парчу золотую…» :

«И вспомню, что огонь старинного рода…»;
«Свечную задумчивость тихо задую…»;
« Луна надо мной апельсиновой долькой…»;
«А жёлтых цветов одинокая жалость…»;
«Парча угасает осенней разлуки…»

Метафорическое словоупотребление существенно отличается от обычных логических определений, которые приняты в научной или официально-деловой речи, что никогда не смущало и не смущает поэтов. Удачный эпитет является особенность ассоциативного восприятия поэта, что и отличает его от собратьев по перу.

Маргарита Токажевская всё время в поиске краски и спрашивает: «Найду ли краску для письма…». И разве можно не простить поэтессе  избитую рифмовку слов «кровь» и «любовь» за живописный поэтический этюд с такими ассоциациями:

*  *  *
Верни январь, когда бежала кровь
Предчувствия на снег – из свежей ранки,
И так хотелось срифмовать любовь –
Её рубин оставив без огранки.

Поэзии Маргариты Токажевской свойственны, как глубокий чувственный лиризм, так и эмоциональная экспрессия. В распоряжении поэтессы большое количество эмоционально окрашенных слов. Эти речевые средства выделяются в составе лексики благодаря тому, что в них номинальные значения усилены оценочно-характеристическими смысловыми оттенками обуреваемых чувств.

*  *  *
Мне больно от того, что больно бью
Тебя словами, от которых больно
Моим сомненьям, выжившим в бою
С твоими, боли нам с тобой довольно.

Заклинание
Не оставляй меня одну
На этом краешке Вселенной,
Не оставляй в чужом дому,
Отчаявшейся и смиренной,
Не знающей, куда идти…
Не оставляй, когда мне больно,
Когда нет света впереди,
Не оставляй, когда довольно
Всего – и света, и тепла,
И все опасности не страшны…
Я долго без тебя жила
Так осторожно-бесшабашно…

Не оставляй меня одну…

«В одном разомкнувшемся круге»  сборник только стихов о любви – «пространства Любови» Маргариты Токажевской, но читается, как роман с развивающимся сюжетом. Это не только хорошие стихи о любви, но и сама любовь в её развитии на небольшом отрезке времени в жизни одного человека.

И любовь предстаёт в этом движении что-то приобретающая и что-то утрачивающая.  Мне было невероятно интересно – следить, как изменялись чувства героини сборника и как менялась она сама. Темпы этих перемен порой удивительны. Почему? Да потому, что изменение состояния чувств человека определяется не только последовательностью натуральных лет, а нередко только стремительными изменениями в жизни духовной.

И я не случайно,  завершая свой отклик,  целиком привела стихотворение «Заклинание», потому что не верю словам предпоследнего стихотворения  в сборнике «Отпускаю тебя и себя на свободу…». Так  и  ведь за этим стихотворением ещё несколько слов и главные: «Я нигде и/Везде.»

Я всегда в прозаическом произведении или поэтическом сборнике ищу главные слова вынесенные в заглавие и думаю — соответствуют ли они в целом содержанию книги? Соответствуют и созвучны со стихотворением «Заклинание».

*  *  *
Как мне, неспособной к важнейшей разлучной науке,
С тобой удержаться в одном разомкнувшемся круге…

До новых встреч, Маргарита Леонтьевна, в Вашем «пространстве Любови».

Спасибо за откровенный разговор о сокровенном, очень трудном, порой непреодолимом, но без чего нет жизни на Земле.

Надежда Перова, член Союза писателей России