Транспаранты, транспорт, транс…

Та, уже давнишняя, шутка о том, что Анна Андреевна перевернулась в гробу на комаровском кладбище, когда по подземным каналам дошли слухи, что ее литературный наследник Алексей Ахматов написал позитивные сталинистские стихи, оказалась вторичной и несмешной. От нее пахло скорее не «ЛАГом» (Архлаг, Вятлаг и т.д.), а плагиатом. Но сам факт, что Алексей написал именно такие просоветские стихи  меня заинтересовал необыкновенно. Я неоднократно подходил к нему и просил принести мне на заседание поэтической секции хотя бы одно из тех произведений. Весь этот процесс передачи или досыла стихов мог завершиться действительно забавно, вдруг Ахматов принес бы однажды якобы свой текст со словами «Артиллеристы, Сталин дал приказ!..». При таком исходе пришлось бы назвать Алексея народным поэтом-песенником и весело поздравить его со скорым и обязательным получением прилагающихся к такому званию госпремий, орденов, материальных благ: машин, квартир, дач…

Все же по некоторым причинам я мог бы поверить, что свободомыслящий поэт, уже  в некоторой степени попорченный, как и многие из нас, многочисленными изысками тридцатилетнего перестроечного периода вдруг пересмотрел свои суждения о деятельности И. Ва. (Иосифа Виссарионовича), ивушки нашей неплакучей, стал давать положительную оценку его государственной деятельности. А причины-обстоятельства следующие. Я одно время подрабатывал распространителем рекламных газет в автомобильных пробках и однажды в полной неожиданности, чуть ли не в состоянии шока увидел за рулем обшарпанного и раздолбанного грузовичка не кого-нибудь, а Лешу. Был он в грязной шоферской одежде и вне надежды, что его материальное положение резко улучшится, и он, пожалуй, самый перспективный из молодых питерских поэтов, разбогатеет. Руль все же похож на нуль. Эта встреча произошла лет восемь назад, мы приветственно помахали друг другу руками, а… может, и нет.

Соль (дорожная?) и философия момента состояла в том, что бытие действительно определяет сознание, и колеса фортуны могут повернуть так, что зауважаешь и Сталина – деспота, тирана  с застиранного экрана.

Помимо стихов о Сталине никак не могу допроситься у Ахматова какую-нибудь одну из его последних поэтических книг. Наверное, обращаюсь как-то неумело, нетребовательно, или Алексей ожидает от меня какого-либо подвоха или подставы – предвестницы дурной славы. Все же я – вспыльчивый язычник и деревенщик, а он – большей частью уравновешенный городской интеллектуал. Ну был эпизод с не очень-то удачным шоферством, автоводительством, но это еще не повод, чтобы Ахматов полностью вышел из-под влияния питерского либерализма (напрашивается слово «ликбезреализма»).

Сборник лешиных стихов я так и не получил, но поэт подарил мне книгу своих литературоведческих заметок и зарисовок. Вообще-то, за стихами далеко ходить не пришлось, они молча, сжав зубы  и челюсти своих строчек, и тихо, как покойники (это горькое определение относится и к моим стихам), пребывали во многочисленных антологиях, стоящих, словно зрители нашего писательского поражения, в домашнем книжном шкафу. Само собой возникло пошловатое выражение «нижнее книжное белье». Так вот, я все же побеспокоил зрителей-антологии, попередвигал их вместе с попами, пораскрывал и обнаружил в них немалое количество произведений недавнего пролетарского поэта-шофера Алексея Ахматова или Алексея Карамазова, который заруливал на Карах и на МАЗ-ах!

Почему-то первым делом взял антологию «Возвращение Тавриды (Крыма)». Хорошие там стихи у Алексея, а образов в них, словно по песку россыпь… «Бреду по жесткой гальке, как по гайкам», «просыпан горсткой Херсонес, как рис» и «крабы лапой на песке доказывают теоремы», хотя, наверное,  лучше – «Клешнями крабы на песке доказывают теоремы»? Короче, авторских находок – масса, «море» – и прямо под ногами. И отдыхается славно: хорошее настроение, хорошее вино, хорошие девочки, которые ведутся на всё и которых можно взять на абордаж. Уместна и прелестна звукопись «в транзисторе буксуют буги-вуги» – бу-бу-ву. Все хорошо, можно идти без оглядки.

А что если всей этой веселой компании взять да и перенестись в 2014 год, год издания антологии, год до предела обостренных отношений между Россией и Украиной, год возвращения Крыма, год запредельной криминализации на полуострове, когда по загаженным городкам и малолюдному побережью в открытую бродили местные татары с блестящими под солнечными лучами ножами? Все же автору наряду с показом черноморских красот надо было показать жутковатую политическую обстановку (хотя бы в одном, специально написанном для этой антологии стихотворении), определиться с антипатиями и симпатиями к тем или иным конфликтующим силам. Ведь тот же пресловутый Иосиф Сталин, о котором Алексей якобы  написал целый цикл стихов, учил давать четкие характеристики враждебным, дестабилизирующим элементам.

Не подумайте, что стараюсь снова мобилизовать, забрить уже изрядно пожившего поэта в сталинскую гвардию, но хочется, чтобы он не чурался в стихах политического фактора, а поработал с ним (может, так и делает, но ведь не дал мне прочитать свои последние книги), даже извлек из него для себя и стихов пользу. Разве не интересно выстроить ряд: крымские татары – А. Ахматова – А. Ахматов? Опять зацепка: Ахматова и Ахматов. Видимо, судьба. Никуда не денешься. Ахматов без Ахматовой, как пиво без водки, деньги на ветер… Все же пусть исследует эту цепочку.  Вдруг в ходе поисков выяснится, что знаменитый Коктебель по некой ахматовской линии принадлежит именно Алексею Дмитриевичу, и он туда на пляжно-литературный сезон пригласит петербургских поэтов, не исключая и меня? Пусть проверит, рискнет. Или теперь те, кто не рискуют, как раз и пьют шампанское, поскольку цены на него резко снизились. Впрочем, это дело автора.

Прочел я подборки ахматовских стихов и в других антологиях. Что и говорить, очень хороший поэт. Но не орел, но не Орлов! Знакомясь с произведениями Алексея, не без интереса выяснил, что и в них он рулит (помните, – дайте порулить, и относительно молодых людей допустили до управления и в политике, и в бизнесе,  в искусстве в целом и в литературе в частности, – Алексей уже несколько лет является замруководителя секции поэзии). Такой довольно молодой рулевой. О личном вождении автомобилей  в стихах упоминает редко («загнал насмерть трех «жигулей»), но охотно и ловко пользуется другим транспортом, например, «в пучине я плыл, как Хейердал на тростниковом корабле». Или мог «быть капитаном болида». А чем диван не вид транспорта?

Скрипи, мой диван, подо мною,
Рыдай, как разбитый рыдван,
Пускай под рессорной дугою
Мелькает дорожный бурьян.

Стихи А. Ахматова – это «целый» центральный зал ВВТ – Всемирной Выставки Транспорта: там и «крабы, словно луноходы, выбираются на берег», там  и «стрекоза в танковом шлеме», то есть заруливающая в незримом воздушном мини-танке, там и «мой кораблик трехтрубный… самолет мой бумажный». А вот и морской транспорт:

Проходит лайнер мраморный, как будто
Бюст римского легионера в профиль

Нет, все эти заштампованные и засаленные заимствования из античности, всех эти затисканные римские легионеры (из «фанеры»), все эти броненосцы и корабли со «списком, прочитанном до половины», – по нынешним временам достойны лишь того, чтобы их безжалостно (и фанеру тоже) топить хоть в  римских, хоть в крымских курортно-фурортных водах. Что ни говори, поднадоели. Кто только не отметился… А насчет курортно-фурортных вод скажу, что у меня опять пошла болтанка, качка слов, которую я назвал «словянка». Может, как раз на водах и после разговорах о морях и кораблях и исполнить мне тихонечко, под собственный нос «Прощание «словянки», тем более дело идет к завершению статьи…

И под конец несколько слов о политической направленности довольно опытного поэта и руководителя Алексея Ахматова. Ведь для чего я выше обозначил транспортную линию или тему в его поэзии, для чего описывал всякие Выставки, техосмотры? А для того, чтобы подойти, подъехать вплотную к вопросу, куда и зачем, в каком направлении двигаться нашему Алексею Дмитриевичу? Назад к Сталину или вперед к…? Но и Ельцин уже позади. Или все пути ведут к Путину? Лично мне трудно предположить…

Но всё: финиш, амба – пора заканчивать. Что и делаю. Свертываю транспаранты, загоняю в боксы и гаражи транспорт, прикидываю в уме варианты трансферов.

Владимир Петрович Меньшиков. Член СП России с 1993 года. Поэт, прозаик, критик. Лауреат всероссийских литературных премий имени Бориса Корнилова и Александра Прокофьева (Ладога).