Рубцов у Зощенко 14 июля

Библиотека им. М. М. Зощенко в Сестрорецке традиционно балует своих читателей интересными встречами. Сюда собираются и сестроречане, и жители Курортного района. Гости из Петербурга тоже знают, что здесь скучно не будет. Не слава, но известность уже имеет место быть. Сегодня лето на дворе не только по календарю – печёт по-летнему июль, правда (а может быть, «тем более») всего второй день. Однако, свободных мест, опять-таки традиционно, в уютном актовом зале не было. Собрались любители поэзии на лекцию, пожалуй, даже на театральное действо, посвящённое Николаю Михайловичу Рубцову. Лев РЫХЛЯЕВ, литературовед из Петербурга, биограф-любитель (как он себя позиционирует) однако весьма профессионально и, я бы сказал, (по-хорошему) дотошно явил собравшимся биографию Рубцова, его стихи и, так получилось, душу Поэта. Любимый многими автор замечательных, известных и не очень (поэт всегда неисчерпаем, и каждый здесь найдёт своё) строк предстал в субъективной (Л. Рыхляев это подчеркнул дважды) оценке своего искреннего поклонника живым во всех смыслах этого слова.

Николай Рубцов, то ли предчувствуя, то ли зная свою судьбу, торопился жить, не особенно ориентируясь на возраст, окружение. Флотская душа, он выбирал персональными ориентирами маяки, проверенные и временем, и собственным чутьём. А чувство языка, как и положено Поэту, было у него и уникальным, и исконным русским. Нет нужды останавливаться в статье о проведённом «мероприятии» на биографии близкого многим человека, и точно так же нет возможности обойтись без его, ставших народными, строк. Постараюсь избежать соблазна и процитирую ТОЛЬКО из озвученного Л. Рыхляевым. Комментарии здесь наверняка будут лишними. Читайте и обрящете.

О ПРИРОДЕ
Если б деревья и ветер, который шумит в деревьях,
Если б цветы и месяц, который светит цветам, —
Всё вдруг ушло из жизни, остались бы только люди,
Я и при коммунизме не согласился б жить!

ДЕРЕВЕНСКИЕ НОЧИ
Ветер под окошками, тихий, как мечтание,
А за огородами в сумерках полей
Крики перепелок, ранних звезд мерцание,
Ржание стреноженных молодых коней.

К табуну с уздечкою выбегу из мрака я,
Самого горячего выберу коня,
И по травам скошенным, удилами звякая,
Конь в село соседнее понесет меня.

Пусть ромашки встречные от копыт сторонятся,
Вздрогнувшие ивы вдруг брызгают росой, –
Для меня, как музыкой, снова мир наполнится
Радостью свидания с девушкой простой!

Всё люблю без памяти в деревенском стане я,
Будоражат сердце мне в сумерках полей
Крики перепёлок и ранних звёзд мерцание,
Ржание стреноженных молодых коней…
(это в 17-то лет написать такое)

Привет, Россия – родина моя!
Как под твоей мне радостно листвою!
И пенья нет, но ясно слышу я
Незримых певчих пенье хоровое…

С каждой избою и тучею,
С громом, готовым упасть,
Чувствую самую жгучую,
Самую смертную связь.

За старинный плеск её паромный,
За её пустынные стога
Я готов безропотно и скромно
Умереть от выстрела врага…

Л. Рыхляев обратил внимание на постоянное присутствие в стихах Рубцова ягод и воды. Целебных ягод, целебной воды – витамины поэзии.

Звезда полей, во мгле заледенелой
Остановившись, смотрит в полынью.

Давай, Земля,
Немножко отдохнем
От важных дел,
От шумных путешествий!
Трава звенит!
Волна лениво плещет,
Зенит пылает
Солнечным огнем!

Вокруг любви моей
Непобедимой
К моим лугам,
Где травы я косил,
Вся жизнь моя
Вращается незримо,
Как ты. Земля,
Вокруг своей оси…

И вот, совсем моё родное:
А волны, как мускулы, взмыленно, пьяно,
буграми в багровых тонах
ходили по нервной груди океана,
и нерпы ныряли в волнах.
И долго, и хищно, стремясь поживиться,
с кричащей, голодной тоской
летели большие клювастые птицы
за судном, пропахшим треской!

Или – похоже:
Одни лишь волны буйно под ветрами
Со всех сторон – куда ни погляди –
Ходили, словно мускулы, буграми
По океанской выпуклой груди.

И быть беспечным просто невозможно
Среди морских загадочных дорог,
В дозоре путь бывает бестревожным, –
Но не бывает думы без тревог!

А вот из Аленького цветка:
Кстати его, некстати ли,
Вырастить все же смог…
Нёс я за гробом матери
Аленький свой цветок.

ШУМИТ КАТУНЬ (В. Астафьеву)
…Как я подолгу слушал этот шум,
Когда во мгле горел закатный пламень!
Лицом к реке садился я на камень
И всё глядел, задумчив и угрюм,

Как мимо башен, идолов, гробниц
Катунь неслась широкою лавиной,
И кто-то древней клинописью птиц
Записывал напев её былинный…

Катунь, Катунь — свирепая река!
Поёт она таинственные мифы
О том, как шли воинственные скифы,—
Они топтали эти берега!

И Чингисхана сумрачная тень
Над целым миром солнце затмевала,
И чёрный дым летел за перевалы
К стоянкам светлых русских деревень…

Всё поглотил столетний темный зев!
И всё в просторе сказочно-огнистом
Бежит Катунь с рыданием и свистом —
Она не может успокоить гнев!

В горах погаснет солнечный июнь,
Заснут во мгле печальные аилы,
Молчат цветы, безмолвствуют могилы,
И только слышно, как шумит Катунь…

Всё же бабка
сунула краюху!
Всё на свете зная наперед,
Так сказала:
— Слушайся старуху!
Хлеб, родимый, сам себя несёт…

Трудно сказать, Рок испытывал на прочность его талант, его характер, сам ли он шёл навстречу житейским проблемам, выбирая отнюдь не прямые дороги. Но непросто в жизни было не только ему, но и с ним его современникам. Вспоминается из школьной программы о предшественнике Рубцова, можно сказать, коллеге по цеху: «Мещанская спесь, косность не сломили, однако Кольцова»… Талант Рубцова спасал не его самого, а его поэзию. А лишения, невзгоды стимулировали, питали этот талант, но погубили его самого. 35 лет отпустило Провидение на его земную жизнь. И вот уже почти полвека живут без автора стихи. Кристаллизуются строчки, очищаются от неизбежной шелухи. «Большое видится на расстоянье».

Балашов Михаил Павлович - поэт - родился 06.08.1948 в Уфе. Ряд стихов переведен на китайский язык. Основные публикации: Последняя четверть луны, 1999, СПб; Бикфордов шнур, 2004, СПб. Член ЛИТО «Путь на моря» им. Вс. Азарова. Член Международной писательской ассоциации баталистов и маринистов. Член литературной мастерской Юрия Шестакова. Руководитель философского дискуссионно-поэтического клуба "Кафедра". Руководитель поэтического клуба Курортного района "Лукоморье".