Критика после критики

29 мая в комнате 23, как всегда, собрались поэты-участники поэтической мастерской им.Ю.Шестакова, чтоб почитать стихи, поговорить на темы творчества и просто пообщаться. Это было последнее занятие мастерской перед летними каникулами.

В начале занятия оказалось, что Галина Ильина, недавно выпустившая книгу «Ради галочки», которую и презентовала на одном из предыдущих занятий, написала большую статью или даже эссе на тему… Впрочем, тема была продиктована той самой недавней презентацией книги в мастерской.

Дело в том, что книга была собрана поэтессой лично, без редактора, что делало её в глазах автора первым большим самостоятельным трудом. Исходя из этого, Галина ожидала, что в мастерской её воспримут благосклонно и не станут критиковать, высказав в основном позитивные впечатления. Но поэты мастерской оказались менее лояльны.

Галин опус так и можно назвать «критика после критики».

Разумеется, поэтесса раздвинула «рамки», и задалась вопросами и размышлениями о критике поэзии вообще. Нужно ли критическое отношение к творениям поэта? Насколько тактично оно должно быть? Имеет ли смысл критиковать уже изданную книгу? Стоит ли акцентировать внимание на недочётах или нужно, прежде всего, искать и находить исключительно сильное в напечатанных стихах?

Вопросов море. И все они, по сути, остаются без ответа.

Конечно, любая книга автора – это великий труд, и душевный, и физический. Но именно отсутствие хорошего редактора и подразумевает некоторый риск. В любом случае всегда нужен «взгляд со стороны» на собственное творчество. Можно с ним соглашаться или нет, но он нужен. Это бесспорно. Если же это касается готовящейся книги, и автор абсолютно уверен в уровне своих стихотворений, то хорошо бы прислушаться к советам по компоновке материала, расположению стихотворений, глав.

Вообще, обсуждать любое творчество – дело неблагодарное. Любое мнение субъективно. Это касается всех видов творчества. Тем не менее, это было и есть.

Если же говорить конкретно о поэзии, то презентация вне профессионального круга заведомо предполагает полное одобрение вышедшей книги. Но, если поэт приносит свой напечатанный труд в профессиональную среду, то априори здесь не может быть исключительно позитивных оценок. Всегда найдут что-то недоработанное.

Критика коллегиальная, какая имеет место быть в поэтической мастерской, «опасна» именно взглядами совершенно разных людей, давно занимающихся поэзией. Если один не подметит недочёт, другой обязательно его увидит.

Стоит ли обижаться на критику в профессиональной среде, тем более, если она конкретна и конструктивна? Нет.

Можно не соглашаться. Тем более что в изданной книге уже ничего не исправишь. Но имеет смысл учесть что-то на будущее.

Высказывать мнение «в общем» об изданном сборнике тоже каждый имеет право. И мнение это – личное. Об этом всегда нужно помнить автору. Невозможно нравиться всем.

Параллельно коснулись проблемы критики молодых авторов. Обычно они непомерно амбициозны и обидчивы. После указания на несовершенства их творений, большинство, хлопнув дверью, покидает столь «недостойные» места. При этом, идти у них на поводу, нахваливая и поглаживая «по шёрстке» – значит, вредить. Только учась на собственных ошибках, можно расти и совершенствоваться творчески. Если пока не понимают, не доросли, – их дело.

Таким образом, рассуждения на тему критики вылилось в домашнее задание на сентябрь-октябрь. Борис Николаевич Краснов предложил найти какую-нибудь небольшую книжку советского поэта и проанализировать её. Это интересно и безболезненно для автора: большинство советских поэтов уже не смогут возразить и поспорить…

Далее занятие в поэтической мастерской продолжилось в позитивном «некритическом» настроении: каждый прочитал одно-два стихотворения. Без анализа и обсуждения.

В завершении занятия все отлично посидели за столом под неповторимые песни Бориса Краснова. Кто-то впервые узнал его в ипостаси автора-исполнителя и оказался под сильнейшим впечатлением.

Поэт, член Союза писателей России, член бюро Секции поэзии, автор 5 книг, участник Поэтической мастерской им.Ю.Шестакова и литературной студии «Меловая черта».