Круглый стол, посвященный связям славянских культур

Валентина Чизмар и Алексей Ахматов

В конце мая Правительство Санкт-Петербурга и Российский книжный союз провели XIII Книжный Салон, который традиционно включил в себя и мероприятия Союза писателей России.

Одним из значительных событий для писателей города стал круглый стол, посвященный связям славянских культур, организованный и проведенный председателем Санкт-Петербургского отделения Союза писателей России Борисом Александровичем Орловым. Круг обсуждаемых и не всегда легких вопросов был весьма широк. От того, как сохранить единство, не утратив индивидуальности и до вопросов патриотизма, активно размываемого общемировыми глобалистическими настроениями. Интересно выступили представители Словении. Делегацию из Белоруссии представил Александр Бадак, директор издательства «Мастацкая лiатура», который рассказал о выпускаемых его издательством новинках, о связях наших культур и о встречах писателей. Познавательно насыщенно прозвучала речь писателя Стояна Бербера и поэтессы Валентины Чизмар, представителей сербской литературы.

Стоян Бербер

После официальной части сербской стороне была предложена культурная программа, в виде поездки в Петергоф и Кронштадт.

Будучи в прошлом году на поэтическом фестивале в Нови Саде, я заметил, что русские гораздо больше понимают сербскую речь, чем сербы русскую. И теперь, прогуливаясь с Валентиной и Стояном по Петергофу, опять натолкнулся на эту интересную особенность. Хотя, наверное, тут ничего необычного нет. Такое часто происходит с родственными языками, один из которых больше и шире другого. Так, например филолог Кику Ватанабе утверждал, что любой китаец со среднем образованием, может понять простого японца, в то время как понять, о чем говорит простой китаец сможет только японец, изучающий китайский или иные языки.

Сербам порой легче переходить на английский, чем вслушиваться в родные, но далекие корни. Они не понимают, когда говоришь, что многие наши слова «созвучны», «сходны», «одинаковы», «похожи», «имеют одно и то же значение» и т. д. Стоят, улыбаются и растерянно разводят руками. А когда они говорят, что многие слова «сличны», мы четко знаем, что имеется в виду. Возможно этим было обусловлено то, что будучи в Петергофе, наши сербские друзья так и не посмотрели фонтаны, как сопровождающие группу не пытались им их показать. Сербы выбрали другой парк и провели в нем львиную долю отпущенного нам выставкой времени.

Читали стихи. Понять их, конечно, сложнее, чем обычную речь, хотя возможно…

Хочется отметить, что близость к Европе, к сожалению, разлагает сербскую поэзию в сторону верлибра гораздо сильнее, чем нашу. Хочется пожелать братьям славянам: «Держитесь, братцы, корней. Держитесь, иначе не устоите”.