Русские поэты в Тегеране (видео)

В столице Ирана проводится Международная книжная выставка, в несколько раз превосходящая по масштабу Санкт-Петербургский книжный салон. Место проведения – самая большая мечеть в Иране – Мосалла Имам Хомейни, общая площадь этого храмового комплекса на данный момент составляет 672 тысяч квадратных метров, и он продолжает строится. На 31-Международной книжной выставке с 2 по 6 мая принимала участие делегация из Санкт-Петербурга, в составе которой были востоковед из Института восточных рукописей РАН Оксана Анатольевна Воднева и поэты, члены Союза писателей России Алексей Дмитриевич Ахматов и Роман Геннадьевич Круглов. Наши выступления проходили ежедневно на стенде русской литературы, оснащенном полками с книгами, плазменной панелью и местами для зрителей.

Оксана Анатольевна рассказывала о деятельности своей организации, а также о конкретных рукописях, хранящихся в Петербурге, главная из которых – альбом миниатюр Санкт-Петербургская Муракка. В городе на Неве находится третья в мире по величине коллекция драгоценных персидских рукописей. Алексей Ахматов, еще 20 лет назад занимавшийся переводом классических и современных персидских авторов, строил выступления на материале своей статьи о проблемах персидской литературы в ХХ веке. Под влиянием западноевропейских тенденций многие иранские поэты стали отказываться от твёрдых форм, составляющих основы национальной традиции. Проводя параллели с аналогичными процессами в русской словесности, Ахматов говорил об опасности утраты формы, которая в поэзии сущностно связана с содержанием. Выступления Круглова, переводившего таких классиков, как Хафиз и Хайям, в большей степени касалось восприятия персидской поэзии русским читателем.

Судя по заданным вопросам, публику больше всего интересовали параллели между русской и персидской литературами, а также новейшая литература России, с которой иранские читатели почти не знакомы. Многие сетовали на то, что о современной России иранцы знают только из новостей, в которых говорят о политике, но не говорят о культуре. Иранцы не просто читающая нация, многие интересуются русской литературой и историей, изучают русский язык. Мы не предполагали, что разговор о петербургской поэзии и деятельности Союза писателей может вызвать такой интерес за рубежом. В формате выступлений, а также в интервью местной прессе мы отвечали на вопросы о состоянии нынешней литературы и том, каких русских авторов следовало бы перевести на фарси.

Кроме любви к чтению, у Ирана и России немало общего; очередное сходство я увидел в том, что о наших странах в мире распространено искаженное представление. Ни одна из страшилок про Иран, прочитанных мной в интернете, не подтвердилась на практике. Сам факт проведения книжной выставки в мечети свидетельствует о терпимости и широте взглядов, а общение с посетителями выставки убедило меня в очень высоком уровне культуры иранцев, мало где можно встретить такую любовь и почтение к книге. За пределами выставки мы также неизменно встречали радушный прием; иранцы – очень гостеприимный и радушный народ, с интересом и уважением относящийся к другим культурам.

Литературные связи с Ираном необходимо развивать не только потому, что персидская поэзия отличается глубиной и красотой мысли, но и потому, что потребность в русской литературе в Иране очень велика.

Круглов Роман - поэт, прозаик, критик, секретарь Союза писателей России, кандидат искусствоведения. Член редколлегии альманаха "Молодой Санкт-Петербург". Руководитель Санкт-петербургского отделения Совета молодых литераторов Союза писателей России.