Молодые литераторы и жизнь после конференции

4 мая участники 33 Конференции молодых литераторов Северо-Запада обсуждали свои впечатления от прошедших семинаров и читали новые или переработанные по результатам семинаров стихи. Пришли и другие молодые авторы – кто почитать, кто разведать обстановку. В отсутствие Алексея Ахматова и Романа Круглова, представлявших русскую литературу на Тегеранской международной книжной ярмарке, вести встречу взялись Артем Горшенин и я.

Первым вызвался читать Олег Сюськин. По его словам, на семинар он пришел, чтобы научиться писать, и здесь впервые смог услышать объективную критику: замечания о ритме, лишних словах. Важно для него и общение, получаемый на встречах духовный подъем. Олег прочел несколько текстов, прошедших правку после семинара, – стихи действительно стали значительно чище. Еще остались образы, требующие дальнейшего усовершенствования, как, например, громоздкие «зори из благородных краснот», но автор хорошо слышит критику, поэтому несомненно будет расти дальше. Вот одна из удачных, по моему мнению, находок:

Даже пространство ужалось,
Будто с тобой заодно.

Со стихами Елизаветы Клейн я лично была знакома по семинару, но некоторые из прочтенных ею стихотворений я слышала впервые. Технических замечаний по текстам было совсем немного, обсуждалась больше композиция и как ее изменить, чтобы сделать текст эмоциональнее, насыщеннее. Вообще совет сократить текст в этот вечер был, наверное, самым популярным. Елизавета поделилась сомнениями касательно выбираемых ею тем. Она много пишет о своем ощущении материнства, об отношениях матери и ребенка – на мой взгляд, очень сложная тема, поскольку связана с глубоко интимными переживаниями, которые нужно поднять на уровень поэзии. Мне кажется, Елизавета интересно работает в этой области, но понятен ее вопрос: теперь, когда ей предстоит собрать книгу для вступления в СП, стоит ли продолжать развивать тему «мать – ребенок» или обратиться к другим? Елизавета очень критически относится к своему творчеству, и я верю, что это правильный путь, какое бы решение она ни приняла.

Екатерина Огарева читала новые стихотворения, два на «дачную» тему, в которой она много работает, и одно из любовной лирики. Екатерина имеет способность писать о русской природе, деревенской жизни, не повторяясь и не уходя в штампы. Чистые, осторожно ступающие тексты. У нее уже есть свои образы: сад, яблоко. Есть и персонажи, мудрые и смешные, действующие в нарочито незамысловатых, выверенных сюжетах. Даже те из присутствующих, кто не тяготеет к деревенской поэзии, признались, что стихи Екатерины пришлись им по душе.

Еще одна участница конференции, Елена Сивачева, представила три новых текста, которые были почти построчно разобраны. Елена благодарно принимает замечания, однако находится в раздумьях. В ее стихах много интересных, но противоречащих друг другу образов, им недостает внутренней логики, и автор задается вопросом: что же теперь делать, как дальше работать над текстом, если речь идет не об отдельных подлежащих исправлению словах или строках, а о самой ткани текста, органичности ее элементов? Елене порекомендовали стремиться к простоте, читать других авторов и подмечать, какими средствами у них выражена мысли, как композиционно построены стихи.

Из новопришедших свои стихотворения прочли Антон Залозный и Саша Славников. Стихотворение Антона о двух гномах показалось слушателям интересным с идейной точки зрения и богатым составными рифмами, многие из которых, хотя и не все, автору удались. Текст определенно требует сокращения и доработки, что естественно, ведь Антон только начинает работать со словом. Он, как мне показалось, находится на той стадии, где молодой автор, попадая в литературную среду, испытывает своего рода шок. Он обнаруживает, что его выстраданный и излившийся на бумагу душевный порыв собираются препарировать, как лягушку! В тексте, в котором и так все понятно и шло от сердца, выискивают неудачные места, да еще заявляют, что творение необходимо кромсать, чистить, шлифовать – какие-то мясники, а не поэты! Здесь все зависит от того, переварит ли автор услышанное или, сложив крылья, признает себя непонятым.

Творчество Саши вызвало неоднозначную реакцию: его стихи безусловно талантливы, интеллектуальны, но загромождены образами, зачастую не создающими единого пространства поэтического текста, что препятствует пониманию и цельному восприятию произведения, особенно на слух. Все это поправимо, особенно учитывая то, что автор явно умеет работать со словом и мог бы самостоятельно разрешить большую часть имеющихся в текстах проблем. Другой вопрос – хочет ли этого автор? Саша с большой неохотой слушал комментарии присутствующих, а затем заявил, что главное для него – это «эстетика текста». Прекрасно, но что стоит за этим глубокомысленным комментарием? Если автор хочет играть исключительно по собственным правилам, то незачем выходить в люди и метать перед недостойным слушателем свою эстетику. Пусть твои тексты будут понятны тебе одному. Только чего приходил-то?

Я тоже прочла одно из своих новых стихотворений, и его разбор был для меня более чем полезен. Часто бывает трудно определить, где заканчивается интересная неточная рифма и начинается просто неточная, или работает ли образ так, как задумано. Наша встреча, как мне кажется, оказалась продуктивной для всех участников. Многие, в том числе и я сама, признавались: да, вот это нужно поправить, а сам я этого не заметил. Я уверена, что каждый прочитанный текст после нашей совместной работы станет лучше, а каждый автор – профессиональнее. И как слушатели и критики мы тоже растем понемногу. Спасибо всем, кто был с нами!

Влада Баронец