О книге стихов Михаила Балашова

В четверг 3 мая 2018 года на секции критики Союза писателей России состоялось обсуждение новой книги стихов Михаила Павловича Балашова «Караван». Чтоб дальше не интриговать читателя, скажу: Михаил Балашов – моряк в прошлом, многие годы жизни, проведший в плаваниях в разных морях и океанах. Отсюда, возможно, и название, и даже носовая часть торгового судна «Памир», изображенная  на обложке его книги. М.Балашов не одну тысячу морских миль проплыл на этом корабле. Таким образом, обложка, созданная Игорем Малухиным и символична, и оригинальна.

Забегая вперед, скажу, что подавляющее число выступавших в тот вечер поэтов, писателей, критиков, а так же и приглашенных на творческий вечер Балашова редакторов книги, отнеслись к произведениям Михаила Павловича положительно. Но главные достоинства книги были подытожены в конце руководителем секции профессором литературоведения Германом Николаевичем Иониным. Последний отметил в стихах Балашова «полное отсутствие стереотипов» и ту философскую глубину, что вообще характерна для творчества автора книги «Караван». Впрочем, каждый из присутствовавших, любящих поэзию, не мог не заметить этого, когда Михаил Балашов читал свои сочинения.

Из числа поэтических сборников последнего времени новая книга М. Балашова «Караван» заметно выделяется. Уже в открываемом сборник стихотворении «Хоть одной моей строкой», автор пытается ответить на вопрос – куда мы в этой жизни движемся?  И сам же на него отвечает:

Жизнь моя водой сквозь пальцы
Утекает в Никуда.
Годы – вечности скитальцы –
Междузвездная вода.

О своем поэтическом назначении автор говорит со всей искренностью:

Если кто-то, пусть далекий,
Хоть одной моей строкой
Станет меньше одиноким,
Обретет в душе покой…

Внимательно читая стихи Балашова, всякий раз убеждаешься, насколько глубоко автор знает хорошее и плохое в жизни. И здесь проявляется не только талант Михаила, но и тот огромный жизненный опыт, что приобрел он, прожив долгую жизнь. Создать около 170 поэтических произведений с разнообразной тематикой, мог лишь человек, побывавший во многих странах, познавший мир. В молодые годы это мало кому удается.

Тема смерти присутствует в ряде сочинений Михаила Балашова. В них и трагизм земного бытия, замеченный таким известным писателем, как Эрнест Хемингуэй («Жизнь это трагедия, исход которой предрешен»), и попытка заглянуть за ту черту, что отделяет нас от загробного мира. Стихи о грядущей смерти самого автора потрясают одновременно и откровенностью и правдивостью. Он пишет:

Пожелайте мне удачно умереть –
Это самая заветная мечта.
Ждет успение – себя готовлю впредь.
Мили пройдены – ждет главная верста.

Можно по-разному относиться к этим грустным, если не трагическим строкам. Но непременно задумаешься: что он понимает под «главной верстой». Впрочем, в последнем четверостишии Балашов признается «очень хочется по-главному успеть». Становится понятно. Поэту важно постараться написать что-то еще, быть может, самое сокровенное.

По есенински трогательно поэт пишет он о матери:

Далеко, далеко одинокое светит окошко.
Неизвестно, кому и совсем непонятно, зачем.
Может быть, это мне, чтобы стало теплее немножко…
Или чья-то надежда сгорает в последней свече.
……………………………………………………………….
Может, это окошко осталось давно за кормою –
И питает фантазию память затоптанных дат…
Только где-то подспудно оно постоянно со мною.
И родные глаза то ли вслед, то ли сверху глядят.

Многие стихи автора обладают способностью вызывать те или иные ассоциации у читателя, будить у них чувство радости или грусти, сопереживания. В их число входит и стихотворение «Смоленка».

Стемнело по-сентябрьски торопливо.
На тротуаре мокнет первый листик.
А речка не торопится к заливу
Среди могильных сумеречных мистик.

В нескольких строчках поэт рисует перед нами Смоленское кладбище на Васильевском острове в тот сумеречный вечер, когда кажется, что темные, почти черные, воды реки Смоленки застыли, и в тишине над головой кружит осенняя золотая листва. Она устилает и узкие тропинки старого Петербургского погоста, и сами могилы. В такие минуты может показаться, что души тех, кто покоится здесь, вступают с вами в разговор.

О стихах Балашова можно говорить много. Почти каждое из них способно вызвать у читающих мысли о жизни и смерти, любви и ненависти, человеческой доброте и подвижничестве. Если это с ним не происходит, значит, читатель еще не сумел воспитать в себе художественный вкус. Расстраиваться не надо. Вкус дело наживное. Он непременно появится у вас, если вы того захотите, если предпочтение отдадите чтению хороших книг, а не телевизору или пустой болтовне.

Я ничего не сказал о недостатках в поэзии автора. Они, несомненно, есть, как и в почти любой, даже самой талантливо-написанной книге. В ряде произведений Балашова не достает рифмы. Но этот недостаток с лихвой окупается глубиной содержания, лиричностью и образностью. В заключении хочется пожелать автору новых творческих свершений.

Юрий Туйск, член Союза писателей России.