Тревожная отрада

(О книге Н. Пидласко «Истоки»)

О «тихой лирике» Николая Пидласко мне уже приходилась писать. Она в полной мере проявляется в  новой, недавно вышедшей в Санкт-Петербурге, книге под редакцией  многолетнего поэтического наставника автора – известного поэта Николая Рачкова. Как и предыдущие, «Истоки» включают тёплые задушевные зарисовки об украинской деревне, где родился и вырос автор. Они полны любви и света, и благодарности родным и близким за красоту мира, в котором довелось жить.

Без ложного пафоса и прямых признаний поэт умеет в нескольких простых строках выразить свои чувства, нарисовать облик родных мест, показать простых людей-тружеников, рядом с которыми вырос и возмужал: «Кровать и стол, и стульев ряд/ Извёсткой выбелены стены./И руки женщины лежат/ На хрупких старческих коленях». А вот типичная картинка родных мест: «Склон речной./ Осинки, словно свечи,/ Разгорелись ярко у воды./И на тёрне гам стоит скворечий –/ Манят птиц созревшие плоды». Слова Николай Пидласко намеренно употребляет самые простые; его стихи не отличаются какой-либо вычурностью или экпериментаторством – о своей любви к Родине, людям, жизни он говорит легко, словно выдыхает их, и этим они сильнее проникают в читательские души.

Но за внешней идиллической картиной скрывается искренняя тревога. Многое из того, что автор видел в детстве и увековечил в своих стихах, сегодня уже не существует в действительности: «Здесь теперь звон не слышен подойника – ветер времени всё разметал». Стихотворение «Быль» в полной мере выражает тревогу поэта за судьбу Украины и её, братского нам, народа: «Здесь другие теперь времена, – / Здесь поют нынче песни Бандере». В эту современную быль поэту «никак не поверить». Автор знает, о чём говорит: на Украине у него остались родные, и случившийся раскол в полном смысле прошёл по его сердцу, сказался на судьбе большой семьи. «И молчат над селом купола», «И уже не хватает тепла / ни в дому, /ни в ромашковом поле…».

И всё-таки, несмотря ни на что, поэт сохраняет веру в то, что не зарастёт тропинка к старой деревенской церкви, он слышит весёлый клёкот аистов на крыше. «Отчий край, забытый Богом» он позабыть не в силах.

В этой небольшой по объёму книжке нет стихов о Санкт-Петербурге, где давно уже проживает автор. Но стихи его о «малой родине» близки и созвучны читательским сердцам Великий город на Неве всё же упоминается здесь обещанием вернуться из туманного Питера в родные края, когда «Неправды рассеются мифы». Ведь в маленьком городке Тульчине́, где сегодня ещё стоит памятник великому полководцу Суворову, поэт видит «исток моей России» и ощущает «земли родимый дух».

Так в творчестве поэта соединились Россия и Украина как единое целое, отрада сердца и тревога за судьбу наших народов и государств.

Владимир Симаков