Сценическая поэзия и как ее правильно готовить

О “Чемпионате сценической поэзии”

На сцене девушка. Она смотрит вдаль, поверх макушек в зрительном зале, и стремительно декламирует рифмованный текст. В голосе ее звучит то доходящий до исступления восторг, то внезапно печаль. Текст дела не проясняет. Девушка надевает и снимает бусы, производит манипуляции с зеленым платочком, становится на колени. Включается музыка – это кажется странным – но девушка невозмутимо принимается петь. Я понимаю, что так и задумано.

Некоторые выступающие не хотят выступать в одиночку. С ними выходят еще люди. Они рвут в клочья газеты, делают страшные лица, стреляют из водяных пистолетов, дерутся, падают. Иногда внезапно произносят строки из текста вместо первоначального чтеца. Время от времени на сцене звучит ненормативная лексика, и публика по-детски радуется.

В субботу, 30-го марта меня пригласили поучаствовать в судействе на полуфинале Чемпионата сценической поэзии на Невском, 20. Полуфинал состоял из трех туров: в первых двух турах восемь полуфиналистов читали свои собственные сценически оформленные тексты, а в третьем – художественный перевод нескольких предложенных им известных песен.

Сценическую поэзию мне предстояло наблюдать и оценивать впервые, поэтому я была заинтригована. Хотя жюри предлагалось отдельно ставить баллы за подачу, форму и содержание, я решила, что оценивать нужно все-таки с точки зрения взаимодействия этих элементов, некой гармонии стихов с подачей и сценическим обрамлением. Усевшись поудобнее, я стала ждать открытий. И одно открытие действительно сделала. Оказалось, что смысл большинства выступлений вовсе не в гармонии. То подача вызывала недоумение, а в некоторых случаях даже беспокойство за психическое здоровье выступающих, то шумное мельтешение людей по сцене и размахивание реквизитом не давало расслышать текст. Хочу предупредить авторов: несмотря на все препятствия, стихи отчасти слышны зрителю, поэтому, возможно, стоит еще громче кричать и топать ногами. Иначе вам придется отвечать за качество написанного, и разговоры о том, что это ж сценическая поэзия, не помогут.

Когда я вижу громкие объявления о молодежных поэтических мероприятиях, то испытываю смешанные чувства. Молодежь культурна, активна и хочет признания – это просто прекрасно. Только чьего признания? Нет ничего плохого в дружеских капустниках со стихами, музыкой и театральными сценками. Но как только это начинает называться, например, поэзией и выходить за пределы кухонь и самодельных клубных вечеринок – капустник заканчивается. Ведь поэзия значит как минимум технически и содержательно оформленный текст, соответствующий логическим, ритмическим и другим правилам его создания. Понимаю, что это раздражает, но что поделаешь. Не в первый и не в последний раз кто-то думает, что любой написанный (им) текст гениален по определению, а корявые рифмы и истеричное чтение – это от революционности. Халтура еще никогда ни из кого не делала ни гения, ни героя.

И еще кое-что.Конечно, все эти подведенные глаза, пиратские шляпы и заламывания рук не имеют никакого отношения к искусству. Но, даже если привести в порядок подачу и убрать нелепости из театрального элемента, то действо-то все равно называется сценической поэзией, так? А это значит, что ей должна отводиться центральная роль. Хотите театра? Пожалуйста, только не называйте его поэзией. Уж тем более не называйте поэзией шоу.

Я как-то прочла интервью с одним молодым поэтом – из тех, что постоянно тусуются с друзьями в каких-то клубах и устраивают друг другу творческие вечера. Там он упоминает о существовании Союза писателей, но говорит, что поэты Союза держатся обособленно. Получается, что Союз сам по себе, а молодые, которым, по словам этого поэта, нужно быть «дерзкими и даже наглыми», существуют в какой-то другой реальности. Я не знаю, известно ли сегодняшней молодежи о работающих в городе ЛитО, куда может прийти и получить оценку своему творчеству любой. «Молодой Петербург», «Пиитер», Литературный клуб “XL” – вот лишь некоторые из них. Там, конечно, спецэффектами никого не проймешь. Там будут разбирать, указывать на ляпы и так, между прочим, скажут, что то, что у вас, – это не поэзия. Неприятный опыт, одним словом. Но не все же руки заламывать, капустничество-то со временем может и поднадоесть.

Влада Баронец, поэт, переводчик, один из победителей конкурса “Поэтический атлас”, публиковалась в журналах “Звезда” и “Север”